Чем опасен для школьников новый стандарт образования

К. ЛАРИНА: 11 часов 9 минут, доброе утро, добрый день, это радиостанция "Эхо Москвы", у микрофона ведущая Ксения Ларина. Мы начинаем наше традиционное воскресное "Родительское собрание". И вот получилось так, что мы поменяли тему, заявленную чуть раньше. Я думаю, что наши постоянные слушатели уже увидели, что тема у нас другая. Сегодня мы продолжим разговор о новых стандартах образования для старшей школы, поскольку на прошлой неделе в сети появилось открытое письмо, направленное президенту Российской Федерации Медведеву, председателю правительства Путину, спикеру Госдумы Грызлову, и, конечно же, министру образования и науки Андрею Александровичу Фурсенко, подписанное учителями и представителями общественности. Думаю, про подписи, и резонанс, который в обществе получил этот документ, мы поговорим обязательно с участниками передачи. Смысл этого письма в том, что авторы выражают обеспокоенность введением новых школьных новых стандартов для старшей школы, и обращаются с требованием: "Наложить вето на радикальное перекраивание" - цитирую я письмо - "Школьной программы, и перевода в статус предметов по выбору её главных дисциплин. Мы требуем созыва представительного совещания педагогических работников страны, родительского сообщества, и учеников для обсуждения вопроса о будущем образовании, а будущее образование, это будущее каждого из нас, и России в целом". Что касается конкретики, я думаю, что сегодня это будет предметом нашего разговора. Напомню вам также, что буквально на прошлой неделе, я хотела тут процитировать моих гостей, поскольку на прошлой неделе в этой передаче дискутировали на тему школьных стандартов для старшей школы. Автор этих поправок, Александр Михайлович Кондаков и Евгений Бунимович, уполномоченный по правам ребёнка, и кроме того, конечно же, учитель математики, хорошо знающий систему образования, не только российского. К сожалению, нет пока расшифровки этой программы по неизвестным причинам, я вот пришла на работу, хотела процитировать Кондакова, но что-то не нашла расшифровки, может быть появится к концу нашей программы. Но всё-таки я помню, о чём он там говорил, если что, то буду как-то вспоминать его слова. Сегодня в нашей студии авторы, собственно говоря, инициаторы этого письма, учителя литературы, вы уже слышали, Евгения Абелюк и Сергей Волков. Добрый день, здравствуйте.

Е. АБЕЛЮК: Здравствуйте.

С. ВОЛКОВ: Добрый день.

К. ЛАРИНА: Я ещё раз напомню, что Евгения Абелюк работает в лицее № 1525, а Сергей Волков учитель русского и литературы в школе № 57, и главный редактор газеты "Литература". В студии также Ефим Лазаревич Рачевский, директор центра образования "Царицыно", член общественной палаты. Здравствуйте Ефим Лазаревич.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Доброе утро.

К. ЛАРИНА: Подписали письмо?

Е. РАЧЕВСКИЙ: Что?

Е. РАЧЕВСКИЙ: Нет.

К. ЛАРИНА: Почему?

Е. РАЧЕВСКИЙ: Во-первых, меня не приглашали, во-вторых, я бы не подписал, я глубоко возмущён тем, что это письмо адресовано Путину, Медведеву, Фурсенко, Грызлову. А знаете, чем я возмущён, а почему там нет Миронова, почему пробросили совет федерации?

К. ЛАРИНА: Это вы иронизируете?

Е. РАЧЕВСКИЙ: Ну, зачем же я иронизирую. Если обращаемся к власти, то ко всем ветвям. Я бы ещё адресовал в конституционный суд, но в целом я одобряю, мне нравится появление этого письма.

К. ЛАРИНА: А почему не подписали, не скажете?

Е. РАЧЕВСКИЙ: Меня не приглашали.

К. ЛАРИНА: Там есть приглашение, пожалуйста, подписывайте.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Дело в том, что относительно стандартов комиссия общественной палаты по образованию в течении года дважды подвергла их резкой критике. Стандарты основной школы, после чего министерство их не приняло, заставило разработчиков их переработать и доработать, равно как и стандарты старшей школы. И мы настаиваем на том, чтобы они были переработаны и доработаны. Как я вчера выяснил, эта работа проделана. Я спрашиваю: "Где текст этот переработанный"? Мне отвечают: "К понедельнику появится только в сети". Эта версия, которая стала объектом совершенно справедливых требований авторов письма, я поддерживаю их требования, относятся, к сожалению, к тому тексту, который уже надо будет выбрасывать, а в понедельник...

К. ЛАРИНА: Ну, я не думаю, что там будут какие-то радикальные изменения, Ефим Лазаревич, давайте всё-таки будем взрослыми людьми, то, что касается сути...

Е. РАЧЕВСКИЙ: Ксения, на ваш вопрос, почему я не подписал, можно я отвечу?

К. ЛАРИНА: Конечно.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Я не хочу, я не подписываю, я не люблю. Почему всё время президенту. Вот недавно у нас клозет не работал в одном из соседних зданий, кому пишут, президенту. Ну, пусть президент уже займётся проблемой ВТО, и так далее.

К. ЛАРИНА: Я поняла вас, мотивация понятна. Я коротко напомню, что такое новые стандарты, прежде чем передать слово Евгении и Сергею. Вводятся в старшей школе, 10-й, и 11-й класс, три обязательных предмета, Россия в мире, это такой политологическо-исторический курс, ОБЖ и физкультура. Остальные предметы делятся на всяческие такие подгруппы, сколько их там, четыре или шесть, из которых можно выбирать по одному или два предмета, в зависимости от того, каковы ваши дальнейшие устремления. На прошлой программе Александр Михайлович Кондаков некоторым образом всё это объяснил на примере, и я ему сказала: "Вот, допустим, я выпускник, десятиклассник, хочу поступать на журфак, что я буду делать"? Он мне рассказал, какие предметы мне лучше выбрать, какие предметы мне изучать в старшей школе, конечно, там гуманитарный, прежде всего, уклон, одна какая-то математика базовая. Достаточно всё было понятно. А в чём всё-таки тревога, которая высказана в письме, причём такой набат, действительно, по эмоциональному накалу. Давайте поговорим, тем более там так и написано: "Бес в деталях". В каких же деталях там сидит бес. Сергей, пожалуйста.

С. ВОЛКОВ: Это открытое письмо возникло достаточно спонтанно, с одной стороны. С другой стороны было подготовлено целым рядом разговоров с коллегами из разных областей, поскольку я являюсь главным редактором газеты, куда стекается информация о преподавании литературы со всей страны, и мы в основном, это обсуждали там. В чём смысл нашего письма, и в чём моё самое большое удивление, после того, как оно появилось. Этому письму два дня, оно появилось в сети в ночь на пятницу.

К. ЛАРИНА: Я просто скажу, что я лично получила это письмо от Евгении Семёновны, это письмо, ночью, ответила ей, а потом не дождавшись ответа, я была так возбуждена, что я его решила же сразу же выложить в сеть. Я это сделала в Живом Журнале у себя, а на другое утро уже поставили на сайт "Эхо Москвы", и вот на втором Живом Журнале у старушки Лариной.

С. ВОЛКОВ: Так вот я хочу сказать, что моё письмо, собственно говоря, это мой текст, и оно было посвящено абсолютно частной вещи, и я про это написал. Стандарт в образовании обязательно должен быть, моё письмо не направлено против факта существования стандарта. И заметьте, что в конце стоит требование не о запрещении стандарта, и о непринятии стандарта, а о перекраивании школьной программы. В этом стандарте на странице 56 написано, я особо подчёркиваю, что мы стандарт читали, потому что противники, это критикуют люди, которые не разобрались, и не читали. Мы учителя литературы, мы привыкли читать тексты. На странице 56 написано, как формируется, по мысли разработчиков стандарта, новый учебный план. Этот текст выложен на официальном сайте стандарта. Поменяли чего-то там разработчики или нет, это нам неизвестно, мы обсуждаем, что там написано. А написано там следующее: "Обязательная часть учебного плана, в обязательную часть входит четыре предмета". Как вы сказали, Россия в мире, ОБЖ, физическая культура, и индивидуальный проект. Остальные предметы сгруппированы в шесть образовательных областей. И из каждой области ученику можно выбрать один или два предмета, но в сумме не более семи, то есть фактически по одному предмету из образовательной области. В одну образовательную область попали русский язык, литература и курс, интегрированный русский язык и литература. Дело в том, что стандарт вводит ещё три уровня изучения предмета. Это уровень существующий сейчас, базовый, это уровень профильный, и придуман уровень ниже базового, называется общеобразовательный. Так вот происходит постоянная путаница у тех, кто стандарт сам не читал, но слышал. Есть понятие уровня изучения предмета, это базовый, профильный, и общеобразовательный. Если с другой сферой, то совершенно другое различие, это обязательный предмет, и предмет по выбору. И здесь на странице 56 написано: "Кроме обязательных предметов, выбранные обучающимися учебные предметы, курсы, из указанных ниже". Они должны выбрать один курс, но не более семи, то есть фактически по одному. Теперь смотрите, в эти предметы по выбору, здесь это написано русским языком, попадают государственный язык, литература, история, математика, физика, химия. Они объединены в такие области, что если я выбираю в одной из этих областей, скажем, геометрию или алгебру, то я в других областях не могу выбрать два предмета, я должен выбрать русский язык, но не литературу. Наше письмо заключалось в следующем. Нам кажется, что государство здесь должно расставить приоритеты и сказать: "Что отказаться от обязательного изучения истории своей страны, от обязательного изучения государственного языка, от обязательного изучения литературы, обязательного изучения математики". Это государству невыгодно, это в какой-то мере преступно. И вторая часть моего выступления. Это письмо было послано мной моим знакомым, тем, с кем мы это обсуждали. Оно написано было в спешке, я каюсь, что здесь нет совета федерации, это надо обязательно туда вставить. Но Ксения, за два дня существования этого письма мы получили 12 тысяч подписей. Назовите мне, пожалуйста, инициативу частную гражданскую, которая сейчас получила бы такую поддержку. Среди подписавшихся Наталья Солженицына, Борис Стругацкий, Дмитрий Быков, Александр Кушкин, Людмила Улицкая. Среди подписавшихся две сотни докторов наук разных областей.

К. ЛАРИНА: В том числе академии образования.

С. ВОЛКОВ: В том числе, что меня больше и потрясает, что это академики. Есть членкоры РАН, есть просто члены РАН, академики, есть академики академии образования, те, кто должен в принципе этот стандарт разрабатывать, и участвовать в его разработке. Дальше с этим огромным, когда количество докторов из разных областей стало вываливаться за вторую сотню, у меня возник какой-то странный шок. При этом пишут таксисты, электромонтёры, сотрудники андронного коллайдера, инженеры.

К. ЛАРИНА: То есть, родители.

С. ВОЛКОВ: Пишут священники, пишут экономисты, и пишут учителя коллективами школьными, пишут школьные директора. У меня рухнула почта, потому что случайно мой адрес туда попал. Я прошу на мою почту не писать. Есть сайт, такой благородный блогер, старушка Ларина выложила у себя это открытое письмо, и этот пост вышел вчера в абсолютные лидеры в Живом Журнале, и 10 тысяч подписей это максимум, 10 тысяч комментариев, которые возможны. Пришлось делать сегодня второй пост, пришлось ночью сегодня открывать сайт, куда мы эти подписи выкладываем, чтобы СМИ видело, какие люди подписали это письмо.

К. ЛАРИНА: А где это можно посмотреть?

С. ВОЛКОВ: Я обращаю ваше внимание, это письмо было написано мной по частному вопросу, который находится на странице 56 стандарта, и всё вокруг это прекрасные слова. Действительно, у нас должно быть мощное, сильное, хорошее образование, там всё это написано. Но дальше одна страница перечёркивает всё, потому что ученику из всего этого разнообразия и обилия огромного блюд предлагается выбрать очень урезанный набор. Из этого набора исключены предметы, которые с нашей точки зрения, если наша страна хочет быть сильной. Если она хочет иметь будущее, если она хочет быть конкурентоспособной, если она хочет. Чтобы граждане, растущие в ней, понимали, для какой страны они живут, для какой истории они живут, для какого будущего они живут, эти предметы должны быть обязательными. И это письмо попало в болевую точку, которая объединила людей. Понимаете, когда нам пишет дворник из Португалии, таксист из Перми, и академик российской академии наук, и они все подписываются под этим, значит, мы попали, сами того не ведая, я не хотел этого вала, в какую-то болевую точку, о которой говорят люди. И даже если результатом этой акции, спонтанно возникшей, станет то, что люди прочтут стандарт, люди обратятся к властям. Из-за того, что в этом письме нет фамилии Миронова не значит, что Миронов не может этот текст прочитать и обсудить его в совете федерации. Да ради Бога. Я хочу подчеркнуть одну простую вещь, что с нашей точки зрения, внутри школьной программы, как нигде более ясно, видны ориентиры государства, которые она выставляет перед своим народом. И когда мы видим эти ориентиры, когда это видит общество, то у нас возникает вопрос очень грустный, почему именно такие предлагаются будущему поколению, понятно, о чём я говорю. Вот вся предыстория. Вот моя жизнь в эти два дня, жизнь моей семьи превратилась в ад, превратилась в кошмар, потому что вы не представляете, что такое в электронной почте, когда каждую минуту приходит несколько писем, я их не успеваю открывать. При этом это маленький ручеёк, по которому идут подписи. В основном голосуют через интернет, через Живой Журнал, и это голосование продолжается.

К. ЛАРИНА: Погодите, а где можно подписаться в итоге?

С. ВОЛКОВ: Основное место, где мы лично, я лично, моя первая подпись стоит, и текст написан мной, это Живой Журнал, блог пользователя старушка Ларина, просьба не путать с Ксенией Лариной.

К. ЛАРИНА: И там можно подписаться?

С. ВОЛКОВ: Да, там можно подписаться, оставить подпись. Более того.

К. ЛАРИНА: А я у себя потом поставлю ссылку прям.

С. ВОЛКОВ: Она у вас стоит. Я вынужден просто сейчас обратиться к помощи добровольцев, мы это сделали уже, потому, что обработка подписей занимает колоссальное количество времени. Мы должны успеть их подать до того момента, как этот стандарт будет обсуждаться. И если сейчас на сайте появится новый стандарт, который, не очень понятно, это совпало, или разработчики сейчас его переделали, или давно.

К. ЛАРИНА: Я вынуждена перебить, радикальных изменений там не будет, форма там уже понятна.

С. ВОЛКОВ: Если государство сокращает количество предметов обязательных, и видоизменяет, пусть нам честно скажут: "У государственного образования есть пять рублей, на эти пять рублей мы вас можем научить вот этим предметам".

К. ЛАРИНА: Подождите, мы сейчас пойдём уже более подробно, Женя наверно, тоже должна что-то добавить к этому выступлению.

Е. АБЕЛЮК: Во-первых, я хочу сказать, что я это письмо тоже получила ночью, и почти как и вы, я его нескольким людям послала. Подписала я его с благодарностью к Серёже, потому что он это письмо написал. Я читала, я думала, что делать, я говорила с коллегами, но я его не написала. И какие-то погрешности в редактуре меня совершенно не смутили, потому что по сути всё точно. Но я сказала бы, что вопросов к этому тексту всё-таки гораздо больше, чем к 56-й странице, хотя она, прежде всего, приковывает наше внимание. Я могу перечислить многие, вот хотя бы некоторые. Я начинаю читать. Нам описывается та материальная база, которая должна быть у школы. Всё замечательно, кажется, продумана каждая мелочь. У здания школы есть всё для инвалидов, есть комната психологической разгрузки, есть специальные комнаты для учебно-исследовательской деятельности, проектной деятельности. Кроме спортивных классов есть хореографические классы, автогородки, в школе занимаются мультипликацией, и так далее. Отлично, можно так сказать на отдалённый результат. Пока конечно это кажется утопией, если учесть, что сейчас в школе, например, в московской школе, плохо с медикаментами. Кстати, в числе разработчиков этого стандарта числится Минздрав, интересно, он знает об этом или нет. Ладно, в конце концов, всё это продумывают, мне это нравится, я смотрю дальше, главное конечно содержание. Я смотрю на содержание, да, действительно, смотрите, нам предлагают развивать самостоятельность ребёнка, нам предлагают прививать навык исследовательской деятельности. Это то, что нужно, это то, чего не хватает. Нашему ребёнку сегодня, он не умеет те знания, которые он получил теоретические, практически приложить.

К. ЛАРИНА: Что и показывает исследование "Пиза".

Е. АБЕЛЮК: Конечно. Нам говорят, что ребёнок должен изучать исторические источники, вплоть, сейчас я процитирую: "У него должны сформировать умение проведения научной экспертизы различных исторических версий". Передержка, наверно, думаю я, научной экспертизы. Читаю дальше: "На русском языке нужно уметь редактировать текст отлично". Это с чем я постоянно борюсь, работаю, и знаю, как это трудно... Им, оказывается, нужно привить географическое мышление. Думаю, что это совершенная утопия, потому что понятно, какова должна быть степень освоения темологического языка. Дай Бог, чтобы к третьему курсу у студента географического факультета хотя бы немножко это мышление начало формироваться. И, в общем, я понимаю, что как учитель, который конкретно занимается хотя бы какими-то из этих вещей, я знаю, сколько нужно для этого сил и времени. А потом я перехожу к конкретике. Что я вижу, да, вот Серёжа говорит трёхуровневый курс. На самом деле курсы трёх типов, потому что в том числе нам предлагается интегрированный курс. Что это такое, вот вы называете такой курс курсом ниже плинтуса, то есть ещё ниже, чем базовый. На самом деле курсы естествознания нам предлагается формировать мышление, мировоззрение человека, сложнейшая вещь. Я вчера, готовясь к этому эфиру, читала статью таких видных профессионалов, которые занимаются химическим образованием, Фёдора Васильевича Лисичкина, и Ильи Абрамовича Линьсона. Я читала, что такой курс сейчас совершенно невозможен он исключительно сложный, у нас нет этого курса, нет преподавателей. У нас вообще пока не состыкованы программы по физике, химии, и биологии. Я читаю дальше, и смотрю, что ещё мне предлагается, вот этот набор из четырёх предметов. Физкультура, да, разработчики стандартов думают о здоровье народа. В общем, замечательно, у нас конечно хорошей физкультуры, безусловно, не хватает. Дальше я читаю, ОБЖ. Мы все учителя, прекрасно знаем, что происходит в большинстве школ в эти часы, этого курса во многих школах нет, идут, допустим, классные часы, а курс выстраивается по вертикали. Это вместо того, чтобы на уроках химии и физики дать какие-то такие знания, когда теория будет привязана к практике. Дальше я смотрю, проектная деятельность. Вы знаете, я много лет занимаюсь проектной деятельностью, просто десятилетия, это индивидуальные консультации, они не могут быть вписаны в учебный план. Это, кстати, то, что не оплачивается, и учитель это делает.

К. ЛАРИНА: У нас это никто не делает, у нас вообще нет индивидуальной деятельности в большинстве школ.

Е. АБЕЛЮК: Вот я, сколько работаю, столько и занимаюсь проектной деятельностью, я это очень хорошо знаю, и я не понимаю, как это вообще могло попасть в число обязательных предметов. Дальше я смотрю, Россия в мире. Мне объясняют, что это интегрированный курс, где объединяются обществознание, история, и так далее, вроде как формируется гражданственность, всё замечательно А дальше точно утопия, потому что мне говорят, что нужно формировать умение использовать широкий спектр социально-экономической информации для анализа и оценки конкретных ситуаций прошлого и настоящего. А потом ещё хлеще, сформировать способность противостоять фальсификациям истории в ущерб национальным интересам России.

К. ЛАРИНА: Кстати, очень хорошо, я бы с удовольствием научила бы своего ребёнка противостоять фальсификациям истории.

Е. АБЕЛЮК: А что такое фальсификация, это искажение фактов.

К. ЛАРИНА: Да.

С. ВОЛКОВ: Ксения, при этом предмета история нет.

Е. АБЕЛЮК: Ещё слово, что считать ущербом для России, и вообще, не будет ли этот тезис основанием для позиции, что мы хорошие, а остальные плохие.

К. ЛАРИНА: Сразу скажу, перед тем как к новостям перейти, следующую часть начнёт Ефим Лазаревич, который все претензии услышал, я бы хотела, чтобы вы тоже высказались по стандартам, что-то сказали.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Вот тогда у Евгении не получится, дискуссии не будет.

К. ЛАРИНА: Как не получится, я сегодня Кондаков, вы что. Я просто скажу, что у нас на следующей неделе планируется пара программ, посвящённых этому таинственному предмету Россия в мире. К нам обещали придти разработчики этого курса учебного, историков пригласим, и поговорим, и наконец, поймём, что это за зверь такой. Новости, а потом продолжим.

ИДУТ НОВОСТИ.

К. ЛАРИНА: Ну что, продолжаем мы исследовать причины тревоги педагогической общественности по поводу введения новых школьных стандартов для старшей школы. Напомню, в нашей студии Сергей Волков, Евгения Абелюк, учителя литературы и русского языка, и Ефим Рачевский, директор центра образования "Царицыно". Ещё раз напомню, а то наши слушатели могут двадцать пять раз услышать, учитель и директор в одном флаконе. Значит, профильное, базовое, и интегрированное, то есть облегчённое, три уровня образования предлагают ввести авторы стандартов, выбирать из шести областей, не более шести - семи предметов по выбору. Области, русский язык и литература, вторая область иностранный язык, третья область математика и информатика, четвёрная общественные науки, история, обществознание, география, экономика и право. Пятая - это естествознание, биология, химия, физика, экология, шестая курсы по выбору, искусство или по желанию школы, есть и такие.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Вы знаете, на слух не воспринимается, давайте мы радиослушателям предложим зайти на сайт, и посмотреть.

К. ЛАРИНА: Я уже предлагала. На самом деле я хочу сказать одну вещь, если я не ошибаюсь, вообще возможность выбирать себе предметы, набирать предметы, она существует во многих школах мира в старших классах, на стадии выпуска.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Кроме Советского Союза.

К. ЛАРИНА: Потому что я, как мать, как женщина, я лично только за, если предлагается разгрузить.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Знаете как, до 16 лет они получают общее базовое образование.

К. ЛАРИНА: У нас тоже люди до 10-го класса учатся, или что они делают?

Е. РАЧЕВСКИЙ: У нас до 9-го класса получают все общее базовое образование.

К. ЛАРИНА: После 9-го класса сдаём все ГИА.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Да, сдаём государственную итоговую аттестацию, а дальше мы начинаем обладать тем правом, которого были лишены очень много десятилетий, право выбора, и этот процесс самый мучительный для всех, для тех, кто выбирает, и для тех, кто предлагает. Например, Евгения говорила о том, что курс естествознания интегративный, он неактуальный, потому, что его невозможно, его нет. Естественно, что по-прежнему химики будут настаивать на том, что химия это отдельно, физика это отдельно. Реальные научные открытия делаются там современные, где существует интегрированное мышление и интегрированный взгляд на вещи, потому что сегодняшние, прошу прощения, инновационные процессы, они надпредметный характер носят, ту же классическую для нас нана-технологию. Но я хотел сказать о другом. Вот я слышал коллег сейчас, и вспоминал свои мысли, я их говорил, изъяснял, пяти - шестимесячной давности. Когда принимали стандарт 2004-го года, то есть такая российская структура Российский общественный совет развития образования, и вы были там Серёжа, и вы были Женя.

С. ВОЛКОВ: Да.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Мы в течении года проводили обсуждение, если вы помните, адские, жаркие, горячие, у первого этажа дежурил доктор, вдруг кому-то плохо станет и так далее. Вот приняли стандарты этого поколения. Когда появились проекты, тишина абсолютная. Под конец, в июле, когда вся Москва была в дыму, в общественной палате провели обсуждение стандарта, круглый стол всего-навсего. Я был потрясён, пришло 147 человек, вот этих самых стандартов, правда, не старшей школы, а основной, до девятого класса. Ну, думаю, слава Богу. Поэтому появление письма обеими руками приветствую, другими частями тела тоже почему. Потому, что мы же привыкли, что органы, принимающие законы какие-то, как-то проглатывают и выдают. Наконец-то появился набат, грянуло письмо. Я полагаю, что если бы была абсолютная тишина, то вот этот фрагмент текста, о котором говорил Сергей, 56-я страница, так бы и проскочил незамеченным. Нет ничего хуже, когда в таком документе как стандарт или закон, есть текст, имеющий множество истолкований. Какой-нибудь умный начальник управления образования это увидит, а не очень умный увидит совершенно другое, а жертвами будут дети, и жертвы будут семьи. Это первая посылка. Вторая посылка относится к вашей реплике, это проблема выбора. Не секрет, что сегодня советский школьник, прошу прощения, я иногда намеренно буду сбиваться на это деление, с 14-ти до 19-ти предметов, вся страна уже знает результаты этих исследований, что треть предметов дети в школе изучают основательно. Треть время от времени, а на треть, увы, физически невозможно уже, поэтому очень сложно в России найти истинного медалиста, у которого будет настоящая медаль. Их не очень много. В связи с этим данный вариант стандарта для старшей школы пошёл по пути, апробированному в Европе, и не только в Европе, пожалуйста, ты уже большой, пожалуйста, выбирай, тебе разрешено выбирать. Теперь относительно трёх уровней. Я приведу пример, у нас большая школа, и математика это непременный предмет, где все коллеги согласны не только по поводу ЕГЭ. Но когда ребёнок замотивирован, то он примерно к 16-ти годам примерно знает в какую сферу он пойдёт, то ли на биологию, то ли на журналистику, могут быть коррективы конечно, и так далее.

С. ВОЛКОВ: Ефим Лазаревич, давайте подчеркнём, что 16 лет это уже 10-й - 11-й класс. Речь идёт о том, что ребёнок должен выбрать уже в 14 - 15 лет, потому что это 9-й класс, он должен уже в 9-м классе сделать выбор.

К. ЛАРИНА: А почему в 9-м-то?

Е. АБЕЛЮК: Ефим Лазаревич, а можно к вам вопрос?

Е. РАЧЕВСКИЙ: Я сейчас замолчу, и буду молчать дальше.

К. ЛАРИНА: Всё, все молчим.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Я хоть слово произнёс, когда вы говорили.

К. ЛАРИНА: Да, давайте.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Давайте уточним, речь идёт о стандартах старшей школы, 10-й - 11-й класс. 1-го сентября ещё можно выбрать, 15-го ещё можно выбрать, можно выбрать 20-го. Потом поздновато, но тоже можно выбрать, потому, что это не перевод из одной тюрьмы в другую тюрьму. Это всего-навсего школа. И давайте не преувеличивать значимость того, что мы делаем с вами для образования наших детей. Мы учителя сегодня, я понимаю, если бы речь шла о 1803-м году, тогда да. Сейчас мы и школа это не единственное, не эксклюзивное, не монополизм знаний. Мы с этим согласились, хорошо. Выбор 15-ти летних, мы не приучены к выбору, для нас это совершенно адская вещь выбирать. Поэтому, естественно, что коллеги, представители разных предметных областей, забили тревогу. Интересно, что произойдёт с Россией, если кто-нибудь из 17-ти летних не выберет химию, ведь неизвестно, что произойдёт. Приведу пример из одной конкретной школы. Школа большая, каждый год выпускает примерно 150 - 200 одиннадцатиклассников. Математика нужна всем, математики в этой школе три уровня. Один уровень для тех, кто пойдёт на журналистику и на филологию, один уровень для тех, кто пойдёт на химию и на биологию, то, что мы называем базовым, и третий уровень, те, кто пойдёт в МВТУ имени Баумана на мехмат или на физфак. И это право человека выбирать и соответствовать уровню. Если, допустим, всем давать одинаковый базовый, в любом случае либо сбегут, и будут искать информацию на стороне. Вот тогда мы не должны говорить о личности, говорить красивые слова о декларации об индивидуальности, всех стричь под ноль или наоборот, всем велеть отпускать волосы. Теперь, к тексту на 56-й странице. Считаю, что этот фрагмент написан просто безобразно. Поэтому я полагаю, что надо объяснить одну простую вещь. На 57-й странице здесь есть ресурс 2100 - 2520 часов. Коллеги, кто нас слушает, возьмите калькулятор, мобильник.

К. ЛАРИНА: Вы нам объясните, потому что я ничего не понимаю, какое это имеет значение?

Е. РАЧЕВСКИЙ: Это ресурс, который оплачивает государство для реализации стандарта. Условно, берём 2500 часов. В учебном году 34 учебные недели, умножаем на два, получается 68 учебных недель. Делим 2500 на 68, и получаем 37 часов в неделю оплачивается государством. А сколько сейчас?

С. ВОЛКОВ: 36.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Следовательно, ресурс сохранился, государство сохраняет эти все гарантии, а 56-ю страницу надо обязательно переписать для того, чтобы всем было понятно, и убрать вот эту глупость, допустим, не более семи. Сколько съест, пусть столько и выберет, ситуация шведского стола сегодня более актуальна, как профилактика целлюлита, нежели столовские дела, и так далее. Что это такое не больше одного - двух учебных предметов из области. А если он хочет из области общественной науки взять три, Господи, пусть берёт. А вот по этому тексту нельзя. Поэтому, появление письма должно заставить, пока не поздно, авторов этого текста, немедленно, сегодня в воскресенье сесть, хотя они меня уверяли, что они уже переписали, надо проверить, правильно ли они переписали, и переделать всё это. И один такой небольшой нюанс. Вы знаете, Россия сегодня это единственная страна, где люди наши очень боятся, чтобы их измеряли. Я знаю одного друга, который сделал кардиограмму себе, там было не очень хорошо, и он не хотел её показывать, и он просто сказал врачу, что всё хорошо. Мы одна из стран мира, которая боится раз в год сходить на диспансеризацию, потому что вдруг что-нибудь найдут, мы единственная страна в мире, которая готова платить деньги за то, чтобы легче было умереть, я имею в виду привязные ремни в автомобиле. У нас многие их используют, чтобы штраф не платить, а не для того, чтобы выжить, понимаете. Стандарт имеет один глубокий недостаток, стандарт предполагает возможность количественных измерений. К сожалению, в теле этого документа не так уж много позиций, которые действительно можно было бы измерить, поэтому я здесь с вами абсолютно солидарен. Поэтому время есть, какое время есть, на исправление текста, немного времени есть.

К. ЛАРИНА: Какие-то две конкретные точки вы назвали, так перелистав страницы, и убрать обучение по выбору.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Вы знаете, меня уже не очень беспокоит декларативная часть документа, что на первом месте. А что касается ОБЖ, я так не хотел, чтобы это было в нашей школе, потому что навыков спасения жизни своей им достаточно в период с 1-го по 8-й класс, активнее всего воспринимают пятиклассники. Но мы должны помнить причины этого ОБЖ, это настояние министерства обороны, это за пределами...

К. ЛАРИНА: Можно я скажу ещё, что мне кажется позитивным в этих изменениях для меня лично. Мне кажется, что здесь будут решены, если всё будет сделано так, как мы хотим, учитывая все возможные поправки и замечания, что родители, наконец, спокойно вздохнут по поводу репетиторства, по поводу выжимания денег. Потому что сегодня, когда у ребёнка нет возможности выбирать себе уровни образовательные в старшей школе, и если ему нужна математика базового уровня, он вынужден её проходить всё равно вместе со всеми по общей программе, ребёнок сегодня без репетитора ЕГЭ не сдаст. Все мы это знаем, если этот ребёнок не собирается идти на мехмат, как сказал Ефим Лазаревич. То же самое по остальным предметам, потому что когда у нас сегодня литература, иностранный язык, русский язык, история, если ты собираешься это сдавать, как профильный предмет, ты без репетитора не справишься, к сожалению. А стандарт даёт тебе возможность эти уровни немножечко скорректировать.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Ксения, вы знаете, я бы хотел отнестись к тому обязательному предмету, который коллеги подвергли совершенно справедливой критике.

К. ЛАРИНА: Это пока кот в мешке.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Я имею в виду не Россию в мире, я имею в виду индивидуальный проект. Меня это радует одним единственным фактом, о котором говорила Евгения сейчас, что учителя этим занимаются, а никто им не платит. Появление этого в учебном плане в числе этих 2500-т часов означает, что наконец-то учителям за эту индивидуальную работу обязаны будут платить.

Е. АБЕЛЮК: Это если снимут ограничения в числе других предметов.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Нет.

К. ЛАРИНА: Вы знаете, что самое главное, я этот вопрос задавала Кондакову, он тоже сказал, что это большая проблема, я не знаю, как вы на этот вопрос ответите. Вся эта работа, она требует абсолютной переориентации самого учителя, где совершенно другие задачи у каждого учителя появляются. Чтение каждого курса должно претерпевать какие-то невероятные изменения, вот это для меня загадка, кто этим будет заниматься.

С. ВОЛКОВ: Ксения, знаете, почему такая волна учительских протестов?

К. ЛАРИНА: Да?

С. ВОЛКОВ: Потому, что в образовании в последнее время колоссально нарастает вал имитационной деятельности. Если в 90-е годы Сима Соловейчик сформулировал такой слоган, который является теперь нашим девизом нашего издательского дома, 1-го сентября: "Вы блестящий учитель, у вас прекрасные ученики". То теперь слоган надо формулировать так: "У вас хороший портфолио, вы хороший учитель". Учитель занят сбором бумажек, учитель занят отстаиванием нищенских зарплат, учитель устал доказывать, что сокращение сельских школ для государства беда, как бы целесообразно экономически оно ни выглядело. Потому что это в Америке можно сесть в красивый жёлтый школьный автобус и доехать до прекрасной школы. А у нас про это знают чиновники, автобус начинает собирать учеников, 40 километров он везёт по нашим дорогам этого первоклашку.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Погодите.

С. ВОЛКОВ: Ефим Лазаревич, послушайте меня.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Давайте к делу.

С. ВОЛКОВ: А это дело.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Я хотел вас поддержать в дискуссионных процессах, думая, что вы скажете что-нибудь важное, а вы опять про автобусы, про сельскую школу.

С. ВОЛКОВ: Про важность знаете вы больше, а я скажу про неважное. Про то, что если раньше на моём предмете учили ученика писать полновесный текст, то теперь в ГИА ребёнок должен писать текст из 50-ти слов.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Ребята, их всех прерывают.

С. ВОЛКОВ: Самый важный вопрос в следующем. Ефим Лазаревич, дайте закончить свою мысль.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Договаривайте.

С. ВОЛКОВ: Смотрите, есть предмет, и есть предмет, физика, химия, значит, заметьте, письмо написано про четыре предмета. Ученик до 15-ти лет не может закрыть опцию изучения литературы, потому что русская классическая литература, которая является базовым ядром нашей идентичности и сознания, не может быть воспринят учеником до определённого возрастного уровня.

К. ЛАРИНА: А русский?

С. ВОЛКОВ: Не может в качестве необязательных предметов существовать государственный язык.

К. ЛАРИНА: Ну как, у нас в старшей школе, у меня не было русского языка.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Вопрос коллеги, почему вы считаете, что семья и дети обязательно должны учить то, что спросят, а не то, что ему нравится, и не то, что ему нужно. Почему же вы думаете о наших детях, и о их мамах с папами, как о маргиналах. Ну, если я люблю русскую литературу, слава Богу, что у меня в 11-м классе не отбивают мою любовь к Гоголю и Пушкину, а дают право выбора. А если учитель это даёт, я не выберу это никогда, точно совершенно. И, слава Богу, что есть право выбора.

К. ЛАРИНА: Я бы очень хотела, чтобы зарубежную литературу можно было выбрать отдельно.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Конечно, можно пожалуйста. Поэтому, логика простая у наших учителей, уважаемых, умных, талантливых, если по предмету не будет экзамена, контрольной, и так далее, то никто этот предмет учить не будет.

Е. АБЕЛЮК: Это совершенно не так, мы говорим о другом.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Вы говорили про обязательность изучения.

С. ВОЛКОВ: А причём тут экзамен?

К. ЛАРИНА: Давайте ответит человек.

С. ВОЛКОВ: Я сказал про понижение планки, которая происходит в образовании в последние годы, учителя это знают, образование всё больше начинает заниматься имитационной деятельностью, и о том, что все инновации приводят...

Е. РАЧЕВСКИЙ: Вы про понижение планки скажите, что вы имеете в виду?

С. ВОЛКОВ: Я вам сказал, что если раньше перед учеником выставлялась планка написания сочинения по классическому произведению объёма такого-то, то теперь девятиклассник должен написать текст размером в 50 слов. Это теперь 100 процентов образованный ученик.

К. ЛАРИНА: Вопрос сразу по ходу у меня к вам, разве введение новых стандартов для 10-го - 11-го класса не предполагает изменение учебного плана, вот это наверно всё в комплексе?

Е. РАЧЕВСКИЙ: Конечно же, надо смотреть учебный план с 1-го по 11-й класс, а не смотреть его в отрыве от всего остального.

С. ВОЛКОВ: Абсолютно верно, Ефим Лазаревич абсолютно прав, что мы должны предоставить выбор, нельзя учеников на старшей ступени всему, это перегруз и перебор. Но выбор должен быть организован не следующим образом. Вы представляете, вы пришли в поликлинику, вам сказали: "У нас врачи сгруппированы, есть пять врачей по голове, это ухо-горло-нос, глаза, зубы, выбирай одного".

К. ЛАРИНА: Это демагогия, это аналогия совершенно неправильная, перестаньте.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Если у меня болит ухо, я выберу одного конечно, но надо чтобы были все.

С. ВОЛКОВ: Правильно, так минуту назад я об этом и говорил.

К. ЛАРИНА: А что мы делаем до 9-го класса, получается, как будто мы учимся только 10-й и 11-й класс, мы до 9-го класса что-то изучаем?

С. ВОЛКОВ: Мы изучаем, это действительно Ксения, но касательно двух предметов точно вам скажу, касательно литературы и истории, здесь возраст ребёнка играет очень важную роль.

К. ЛАРИНА: Просто история в старших классах опять идёт по новому, с самого начала, вот эти круги, с 1-го класса одно и то же проходим.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Вот тогда если ребёнок, прошедший курс истории от нуля и до 9-го класса, понял, что он любит это, и ему это надо, пусть изучает в 10-м - 11-м на более глубоком уровне.

С. ВОЛКОВ: Но при этом, если он идёт на математику, ему надо выбрать, закрыть, выбрать из семи предметов другие.

К. ЛАРИНА: Лучше помнить, что ограничивать нельзя, это вообще главная сегодня претензия.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Идеальный на сегодня, образованный человек для меня, это мой коллега, вернувшийся относительно недавно из Великобритании, который в Москве закончил мехмат МГУ, дальше в Оксфорде писал диссертацию по светотехнике, а магистерскую защитил по средневековой японской поэзии. Вот что сегодня на самом деле нужно, учиться надо часто и много.

К. ЛАРИНА: Во-первых, я хочу сообщить, для Сергея пришла СМС-ка, срочное сообщение для Сергея Волкова, сайт со списком подписавшихся открытым под письмом, alterfgos?

С. ВОЛКОВ: Да, федеральный государственный образовательный стандарт, значит сайт www.alterfgos.ru, там можно оставлять подписи.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Появился альтернативный?

С. ВОЛКОВ: Нет, это мы сделали сайт.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Здорово.

К. ЛАРИНА: Одну минутку, мы слушателей не подключаем, а мне хочется, чтобы они поучаствовали, хотя бы путём голосования, поскольку мы уже вторую программу, или даже третью, когда я была в отпуске, Сергей Бунтман делал тоже по этому поводу "Родительское собрание". По поводу стандартов мы уже говорим давно, мне хочется понять, как наши слушатели оценивают эти нововведения. И вопрос у меня будет простой, поддерживаете ли вы, сейчас мы будем говорить, я просто хочу вопрос задать, чтобы люди уже голосовали, поддерживаете ли вы введение новых школьных стандартов для старшей школы, для 10-го и 11-го класса. Главный смысл их в том, что школьники будут иметь возможность выбирать, набирать себе предметы по выбору. Если да, то 660-06-64. Если нет, не поддерживаете, то 660-06-65.

ИДЁТ ГОЛОСОВАНИЕ.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Я бы хотел обратиться к Сергею, коль вы назвали Альтерфгос, правильно сделали. Идеальный вариант, если бы и вы, и другие люди дали бы свой вариант этого текста.

К. ЛАРИНА: Там очень много претензий у комментаторов.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Нет, именно дать свой кусок текста.

К. ЛАРИНА: 56-й страницы?

Е. РАЧЕВСКИЙ: Ну, конечно же.

Е. АБЕЛЮК: А почему только 56-й, у меня тогда вопрос?

К. ЛАРИНА: Давайте я ещё раз повторю вопрос, дорогие друзья, если вы поддерживаете новые школьные стандарты для старшей школы, ключевой смысл которых в том, чтобы школьники имеют возможность выбирать предметы, то ваш телефон 660-06-64. Если вы категорически против этих нововведений в систему образования, то ваш телефон 660-06-65. Голосование активно идёт, сейчас посмотрим, какие будут результаты. Давайте резюмировать уже, во-первых, скажите мне, пожалуйста, в принципе, обсуждались ли вообще все эти темы до того, как они были подписаны, опубликованы на сайтах министерства образования?

Е. РАЧЕВСКИЙ: Очень хило.

С. ВОЛКОВ: На самом деле официальный сайт стандарта, где выложен документ, он полумёртвый, туда никто не ходит и не читает.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Мало кто туда ходит, поэтому появление письма, во-первых, оживит сам процесс обсуждения, я ещё раз к народу обращаюсь.

К. ЛАРИНА: Там же уже решение принято, или ещё будет это всё обсуждаться?

Е. РАЧЕВСКИЙ: Ещё не принято, ещё есть формальный срок.

К. ЛАРИНА: А какая там процедура, как это происходит?

Е. РАЧЕВСКИЙ: Там процедура следующая, что сначала уже текст, как результат обсуждения, дополнения, правок, в том числе и наших, я общественную палату имею в виду, граждан, и так далее, должен попасть на стол министерства, там его ещё рассмотрят, по-моему, к 15-му февраля. Это срок дед-лайн, потому что после этого его ещё будут править.

К. ЛАРИНА: Соберите как-нибудь слушание в общественной палате открытое.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Уже были.

К. ЛАРИНА: Ещё.

Е. АБЕЛЮК: Я бы хотела напомнить Ефиму Лазаревичу, он вспоминал тут 2004-й год, и наше участие над работой над стандартами. Я хочу напомнить, что мы там появились в этих обсуждениях, учителя, за месяц до окончания работ. За месяц мы подготовили свой альтернативный вариант. А когда мы перешли в министерство, на тот круглый стол, который вы тепло вспоминаете, нам было сказано: "Ну что вы тут говорите, здесь участвуют доктора наук".

Е. РАЧЕВСКИЙ: Я вспоминаю тепло не тот круглый стол, а процесс обсуждения. А тогда ситуация была безнадёжной.

Е. АБЕЛЮК: Сейчас обсуждения не было вообще, го нужно организовывать, и думаю, что нужно переписывать не только эту страницу, нужны комментарии к каждому тезису этого документа. И ещё вопрос как это будет услышано. Надо, чтобы это было услышано.

К. ЛАРИНА: Это будет услышано однозначно.

Е. РАЧЕВСКИЙ: "Эхо Москвы". Первый канал, на днях я видел передачу, Максим Шевченко организовывал, давайте, пресс-службы подключать надо.

Е. АБЕЛЮК: Например, я сегодня принесла сюда открытое письмо президенту Российской Федерации Дмитрию Анатольевичу Медведеву, ещё одного человека, человека очень уважаемого. Я не собираюсь его читать, я его Ксении передам.

К. ЛАРИНА: А кто это?

Е. АБЕЛЮК: Это Александр Александрович Мерикпашаев, по поводу художественного образования. Обратите внимание, такой предмет, а это уникальный предмет в нашем образовании, как мировая художественная культура, вообще из этого стандарта ушёл.

К. ЛАРИНА: Его никто преподавать не умеет Женя.

Е. РАЧЕВСКИЙ: У меня была жуткая вещь на той неделе, на МХК нашли бутылку портвейна у девятиклассника, представляете ужас какой. Есть люди, которые умеют, я хочу Евгению поддержать, очень многие умеют, но не так много, как хотелось бы. И их надо учить, а они должны хотеть этому учиться.

Е. АБЕЛЮК: Мне хотелось бы ещё отреагировать на несколько тезисов, которые здесь прозвучали, но я всё-таки хочу сказать, что мы не против курсов по выбору, мы за разноуровневое преподавание курсов по выбору. Но курсы сначала должны быть подготовлены, как естествознание, так и непонятный курс Россия в мире.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Конечно.

Е. АБЕЛЮК: Дело не в том, что химики возмутились, а совершенно в другом. Дело в том, что не должно быть такого идиотского, извините меня, непонятно откуда взявшегося процентного соотношения времени на разные курсы, числа предметов, и так далее.

Е. РАЧЕВСКИЙ: А вы знаете, сколько времени идёт на подготовку, есть полноценных четыре года. Я думаю, что за четыре года что-то здесь толковое можно сделать при одном условии.

Е. АБЕЛЮК: Если это будет обсуждаться.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Если вы не снизите градус своего эмоционального настроя по отношению к этому документу.

К. ЛАРИНА: Главное мы сделали, мы открыли.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Что с голосованием?

К. ЛАРИНА: Значит, голосование такое, 72 процента против, и 28 процентов за.

Е. РАЧЕВСКИЙ: А 72 процента знаете против чего они, интересно, я думаю, что...

К. ЛАРИНА: Ефим Лазаревич, зря вы так думаете, потому что народ голосовал тот, который слушал программы.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Надо было поставить вопрос так, вы за выбор или против выбора.

К. ЛАРИНА: Это другой вопрос. Пока так.

С. ВОЛКОВ: В общем, мне кажется, писать стоит, подписи ставить стоит, протестовать стоит.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Конечно.

К. ЛАРИНА: И давайте обсуждать, я ещё раз напомню, что на следующей неделе мы наконец-то откроем завесу тайны, которая висит над предметом Россия в мире, или как я её называю Россия во мгле. Россия в мире, мы об этом поговорим, и естественно, продолжим дискуссию, может по другим предметам, которые не очень важны.

Е. РАЧЕВСКИЙ: Чем больше людей будет вмешиваться в процесс, тем больше шансов на успех.

К. ЛАРИНА: Спасибо. Итак, Ефим Рачевский, Сергей Волков и Евгения Абелюк в программе "Родительское собрание". До свидания.


http://www.echo.msk.ru/programs/assembly/745443-echo/

Добавить комментарий


Войти на сайт

Новые комментарии

  • Владимир 5 месяцев назад
    Согласен с Вами и спасибо за шикарную статью!

    Подробнее...

Кто на сайте

Сейчас 107 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте