Впервые в российском правосудии: новая система оплаты труда учителей объявлена вне закона

Три богатыря: Перезагрузка Впервые в российском правосудии: новая система оплаты труда учителей объявлена вне закона. Новое рассмотрение сенсационного дела принесло новую сенсацию – трем педагогам добавили еще полмиллиона рублей, в итоге они отсудили у воронежской власти почти два миллиона рублей

Браво судья Чаплыгина! Торжество правосудия в нашей стране (а особенно когда ответчик – государство) дорогого стоит. Вот уж действительно – «луч света в темном царстве». Спасибо! В марте этого года мы рассказывали о сенсационной судебной победе трех педагогов школы №74 Воронежа над убожеством новой системы оплаты труда (НСОТ) образца 2007 года. Учителя посчитали, что из-за НСОТ им на протяжении трех с половиной лет недоплачивалась зарплата, суд Железнодорожного района Воронежа под председательством Т.В. Чаплыгиной согласился с их доводами и решил взыскать в их пользу в общей сложности около 1,3 млн. рублей (!). Это решение гулким эхом отозвалось по всей России. Однако… Не согласившиеся с решением райсуда воронежские власти подали кассационную жалобу в облсуд. Определением судебной коллегии по гражданским делам облсуда от 21 апреля решение райсуда было отменено, дело возвращено на новое рассмотрение. Кассационная инстанция указала, что по делу необходимо назначить судебную бухгалтерскую экспертизу. В июле-августе такая экспертиза была проведена. Уже на ее основании судья Татьяна Чаплыгина в решении от 29 сентября делает заключение о том, что учителям в период действия НСОТ были недоплачены гораздо большие суммы, нежели те, о которых говорится в первом решении суда от 10 февраля. Новым решением суда взыскивается: в пользу Ираиды Минаковой – 554 тыс. 494 руб. (вместо прежних 416 тыс. 521 руб.), в пользу Галины Пугачевой – 522 тыс. 474 руб. (вместо 496 тыс. 473 руб.), в пользу Светланы Чернышевой – 492 тыс. 713 руб. (вместо 353 тыс. 707 руб.). Размер выплат за полученный моральный вред увеличен судьей каждому педагогу с 20 тыс. руб. до 100 тыс. руб. В общей сложности цена иска возросла до 1,8 млн. руб. Также как и в первом решении суда, во втором решении указывается: деньги взыскиваются со школы; если у школы средств не хватит, должна расплачиваться финслужба администрации Воронежа; если будет недоставать и там – необходимые суммы будут истребованы из бюджета области.

Все ходы записаны?

Вообще второе решение Железнодорожного районного суда Воронежа по иску трех воронежских учителей, является не менее сенсационным, чем первое. Это связано с тем, что у суда появилось еще несколько весомых аргументов в пользу педагогов. Сформулировать же эти аргументы помогло заключение судебной бухгалтерской экспертизы… Оно, по сути, признало соответствующие документы по НСОТ некоей тарабарщиной.

Один из аргументов заключается в незаконности всех основополагающих нормативно-правовых актов, на основании которых в Воронежской области начисляется заработная плата по НСОТ, в связи с тем, что они не были официально опубликованы в средствах массовой информации. Речь идет о совместном письме министерства образования РФ и министерства финансов РФ от 08.09.2003 г. № 20-51-2839/20-01/ 07.10.2003 г. №10-02-08 «Методические рекомендации по предоставлению субвенций местным бюджетам на финансирование общеобразовательных учреждений в части реализации ими государственного стандарта общего образования», постановлении администрации Воронежской области от 14 апреля 2005 года №261 «О переходе на нормативное бюджетное финансирование общеобразовательных учреждений области» и его нескольких последующих редакциях, постановлении администрации Воронежской области от 11 мая 2007 года №394 «Положение об оплате труда и стимулировании работников областных государственных учреждений общего образования»…

Утвержденное решением Воронежской городской Думы от 7 ноября 2007 года № 241-II «Примерное положение об оплате труда и стимулировании работников муниципальных учреждений общего образования» хоть и было опубликовано в газете «Воронежский курьер» от 24 ноября 2007 года, но, как отмечает в своем решении судья Чаплыгина, буквально дословно списано с областного неопубликованного положения, принятого постановлением администрации Воронежской области от 11 мая 2007 года №394. А ведь с думского положения в свою очередь тоже «буквально дословно списано» положение средней школы № 74, на основании которого и рассчитывалась зарплата истицам…

Кроме того, основательно перелопатив федеральное законодательство, судья пришла к выводу о том, что Воронежская городская Дума вообще не вправе была принимать положение, которое определяет порядок распределения субвенций, выделяемых областным бюджетом на реализацию государственного стандарта образования.

«Если исходить из того, что статья 35 Закона РФ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» не содержит прямого запрета на издание представительным органом местного самоуправления нормативно-правовых актов, и принять во внимание, что исключительно государственными (РФ, либо ее субъекта) являются полномочия по выделению субвенций на финансирование муниципальных общеобразовательных учреждений в части оплаты труда их работников, то органы местного самоуправления должны наделяться отдельными государственными полномочиями в сфере регулирования формирования фонда оплаты труда соответствующими законами субъектов РФ.

Такого Закона Воронежской области о наделении городского округа г. Воронеж (органов местного самоуправления) отдельными государственными полномочиями по формированию фонда оплаты труда муниципальных общеобразовательных учреждений, централизации части фонда оплаты труда, распределения фонда оплаты труда между работниками, оплате труда и стимулировании работников муниципальных учреждений общего образования на сегодняшний день нет», – говорится в решении суда.

Исследуя тарабарщину

В своем определении о назначении судебной бухгалтерской экспертизы Чаплыгина поставила перед «Воронежским центром экспертизы» ряд вопросов, среди которых был и следующий: «В соответствие ли с объемом финансирования, заложенным в законодательных актах, и действующими методиками расчета сформирован бюджет школы за период 2007 – 2011 годов в части фонда оплаты труда учителей? Имеет ли место нарушение алгоритма расчета объема финансирования в части фонда оплаты труда?». Для ответа на этот вопрос эксперту центра необходимо было проанализировать расчет нормативов подушевого финансирования школ на реализацию государственного стандарта общего образования. Однако, оказалось, что это сделать невозможно по причине отсутствия значения основополагающей компоненты в формуле расчета заработной платы в вышеупомянутом постановлении администрации Воронежской области от 14 апреля 2005 года №261. Эксперт констатирует: «… если в предыдущих редакциях постановления от 14.04.2005 г. №261 «О переходе на нормативное бюджетное финансирование общеобразовательных учреждений области основополагающая компонента (в) – средняя зарплата учителя за 2006 год I, II, III ступеней была обозначена более конкретно, то в последней редакции та же компонента звучит абсолютно неопределенно: (Sjn) – величина постоянная (с 2006 года) для классов j-го вида n-й ступени обучения». Далее эксперт пишет: «Без четкого определения показателей: какая именно «средняя зарплата» или «величина постоянная (с 2006 года)», требуемых для расчета нормативов финансирования, проверить правильность утвержденных нормативов не представляется возможным. На этапе расчета и утверждения нормативов финансирования общеобразовательных учреждений, установленных постановлениями глав городского округа город Воронеж, Воронежской области на 2007 – 2009 годы, а на 2010 – 2011 годы сохраненных на уровне 2009 года, которые производятся на уровне региональных административно-управленческих образований, четко прослеживается тенденция «завуалирования», недоступности и непрозрачности информации об основополагающем показателе для расчета норматива расходов общеобразовательных учреждений». А вот вывод эксперта: «Бюджет школы за период с 2007года по 2011 год в части фонда оплаты труда учителей сформирован не в соответствии с объемом финансирования, заложенным в законодательных актах, действующих методиках расчета. Нарушен алгоритм расчета, формально не сформирован гарантийный фонд, что привело к фактическому перераспределению между гарантийным фондом, базовым и стимулирующим».

Попытки Чаплыгиной выяснить у ответчиков, какой математической величиной компоненты «в» они пользовались для расчета зарплаты учителей, успехом не увенчались: «Так, представители школы ссылались на то, что эту величину им знать незачем, так как объем финансирования им спускается свыше из департамента образования, который утверждает смету, при этом корректируя ее. Представители департамента образования и администрации города ссылались на то, что им не нужно знать эту величину, так как норматив стандарта устанавливается законом Воронежской области о бюджете области на очередной год. Представитель Департамента финансово-бюджетной политики области также утверждала, что им не надо знать эту величину, поскольку норматив утверждается в законе Воронежской области о бюджете на очередной год».

Однако, судья со ссылкой на постановление администрации Воронежской области от 27 февраля 2008 года №154, которым был утвержден «Порядок предоставления администрациями муниципальных образований Воронежской области документов и материалов, необходимых для подготовки заключения о соответствии требованиям бюджетного законодательства РФ, внесенного в представительный орган муниципального образования проекта местного бюджета на очередной финансовый год», постановление правительства Воронежской области от 22 ноября 2010 №1005 «О внесении изменений в постановление администрации Воронежской области от 27.02.2008 №154», положение о департаменте финансово-бюджетной политики Воронежской области убедительно доказала, что «департамент финансово-бюджетной политики области, а не какой-либо иной орган, обязан знать все методики и цифры, на основании которых формируется бюджет не только области, но и города». Тем не менее, представитель департамента в суде продолжал стоял на своем: официальных цифр, на основании которых были рассчитаны нормативы подушевого финансирования, нет.

В соответствии с письмами Минфина РФ от 7 октября 2003 года №10-02-08 и Минобразования РФ от 18 сентября 2003 года №20-51-2839/20-01 при расчете субвенций используются данные Госкомстата России и органов управления образованием, сверенные в установленном органом исполнительной власти субъектов РФ порядке с органами местного самоуправления соответствующих муниципальных образований. Суд сделал запрос в Росстат и получил ответ, что цифр, касающихся величины «в», которая применяется при расчетах фонда оплаты учителей, там тоже до сих пор нет.

В итоге «суд путем анализа формул и вычислений пришел к выводу о том, что нормативы подушевого финансирования, утвержденные законом области о бюджете, экономически не обоснованные, математически не вычисляемы, основаны на несуществующих, не опубликованных официально цифрах». Далее в решении суда сказано: «Поскольку ответчики не представили сведений, из которых суд смог бы проверить правильность исчисления норматива, с тем чтобы определить действительный размер фонда оплаты труда, суд считает, что ответчики не представили доказательств законности начисления заработной платы истицам, таким образом, ответчики не доказали, что расчеты зарплаты истиц соответствовали Конституции РФ, Трудовому кодексу РФ».

После вывода об абсолютной незаконности положения об оплате труда, судом было принято решение о начислении истицам зарплат по Единой тарифной сетке (ЕТС), первый разряд которой равен минимальному размеру оплаты труда (МРОТ), установленному на федеральном уровне. То, что ЕТС до сих пор действует и что первый разряд равен МРОТ, судом доказывается очень основательно. Соответствующие расчеты по поручению судьи Чаплыгиной были произведены судебным бухгалтерским экспертом и полностью приводятся в его заключении. В решении суда нашли отражение лишь итоговые цифры – общие суммы выплат, не начисленных за период с 1 сентября 2007 года по 30 июня 2011 года: Ираида Минакова – 554 тыс. 494 руб. 89 коп. (из них зарплата – 443 тыс. 814 руб. 65 коп., отпускные – 53 тыс. 387 руб. 34 коп., средний заработок к отпуску – 56 тыс. 803 руб. 90 коп.); Галина Пугачева – 522 тыс. 474 руб. 99 коп. (зарплата – 408 тыс. 645 руб. 25 коп., отпускные – 56 тыс. 293 руб. 95 коп., средний заработок к отпуску – 57 тыс. 535 руб. 79 коп.); Светлана Чернышева – 492 тыс. 713 руб. 13 коп. (зарплата – 383 тыс. 538 руб. 99 коп., отпускные – 52 тыс. 857 руб. 86 коп., средний заработок к отпуску – 56 тыс. 316 руб. 28 коп.).

Уничижение Божественной профессии

Что касается пятикратного увеличение компенсации морального вреда во втором решении суда по сравнению с первым, то Чаплыгина дает этому такое объяснение: «При определении размера морального вреда суд исходит из следующего: как объясняют истицы, и что суд считает неоспоримым, что профессия Учителя является одной из Божественных профессий, ведь учить детей – это великий труд, который должен быть по заслугам оплачен. Истицы по делу длительное время работают в должности учителя, они посвятили себя этому труду, это их призвание, и в силу своего возраста они не могут изменить свою профессию. Так, истица Минакова ведет три предмета, отрабатывает полторы ставки, истица Пугачева вынуждена была работать еще и лаборантом, чтобы хоть как-то больше заработать. В отношении учителей сложилось такое мнение, что они помимо зарплаты в школе могут еще и подрабатывать путем репетиторства, тем самым обеспечивая себе старость. В отношении истиц с таким доводом согласиться нельзя, поскольку из-за расписания уроков, которое составлено для них, они вынуждены целый день проводить в школе, а когда-то еще надо готовиться к урокам, чтобы качественно оказывать государственную услугу. То есть, ни времени, ни здоровья для подработки не хватает. Истицы положительно характеризуются, их коллеги о них говорят, что они трудолюбивые, кропотливые, любящие свою работу, да и высшие категории, которые им присвоены, говорят об этом. Поэтому, услышав о новой системе оплаты труда, истицы полагали, что при их работоспособности и отношении к своей профессии, у них будут самые высокие заработные платы в школе. Однако, их ожидания не оправдались, их доходы были немного выше, чем у уборщиц и рабочих по школе. То есть, налицо унижение профессии учителя, дискриминация труда учителя, нарушение в отношении истиц основных принципов правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений, предусмотренные статьей 2 Трудового кодекса РФ, а именно: принцип обеспечения своевременной, справедливой и достойной оплаты труда. Зарплата истиц не только не достойная, она еще и не справедливая, поскольку при их полной максимальной нагрузке зарплата равна пенсии, а такого быть не должно. Ответчики нарушали статью 130 Трудового кодекса РФ, не обеспечивали реальное повышение оплаты труда учителей в связи с инфляцией и удорожанием жизни. Так, суд уже отмечал, что заработная плата истиц повысилась за 2007–2009 годы на 200 рублей ежемесячно, что не соответствует статье 130 Трудового кодекса РФ. Кроме того, при определении размера морального вреда суд учитывает следующее обстоятельство: провозглашая на всю страну размер зарплаты учителей в 2009 году до 11 тысяч рублей, в 2011 году до 15 тысяч рублей, ответчики тем самым причиняют нравственные страдания истицам, поскольку реально их заработная плата намного меньше. В 2011 году истицы получили за 2 месяца отпуска по 15-16 тысяч рублей, то есть 7500-8000 рублей в месяц. Как поясняла истица Чернышева, в июле месяце она ушла в отпуск, получила 15 тысяч рублей отпускных, на которые она должна прожить 3 месяца, до получения заработной платы за отработанный месяц сентябрь, с отпускными она получила квитанции на оплату коммунальных услуг в размере 4500 рублей, и не смогла эти квитанции оплатить, поскольку жить целое лето, не говоря уже о каких-то поездках на каникулах, на 10 тысяч рублей невозможно. Суд учитывает то, что на протяжении года дело рассматривается в суде, после вынесения решения от 10 февраля 2011 года оно приобрело общественный резонанс, а регулирование зарплаты истиц никуда не сдвинулось, они как получали свой прожиточный минимум, так и получают, что причиняет им нравственные страдания.

Принимая во внимание все выше изложенное, объем тех нарушений, которые ответчики допустили в отношении истиц, личность истиц, материальное положение, а также практику определения справедливой моральной компенсации Европейским Судом по правам человека в пределах трех тысяч евро (дело Дементьева, Азарьева, Шакирзянова, Ивченко, Тульской, Суслина), суд считает возможным, разумным и справедливым взыскать в счет возмещения морального вреда по 100 000 рублей каждой истице».

Суд вынес справедливое решение. Теперь ход за чиновничьим аппаратом (вряд ли там с радостью бросятся открывать трем педагогам закрома). Ждем-с!

Людмила Тореева.

полную новость и решение суда смотрите тут  http://www.vobkom.ru/htmls/shkola/089.htm


Войти на сайт

Кто на сайте

Сейчас на сайте 34 гостя и нет пользователей