"ЕР" готовит поправки в закон "Об образовании" об обучении инвалидов в обычных школах

В пятницу депутаты Госдумы, члены Социально-консервативного клуба ЕР «Гражданская платформа» обсудили проблемы так называемого инклюзивного образования. Речь идет о том, чтобы дети с ограничениями по здоровью получили возможность обучаться в обычных средних школах вместе с обычными детьми. Естественно, их учеба должна сопровождаться помощью специалистов и выдачей специальных учебных пособий, приборов. Единороссы намерены внести эти поправки в законопроект «Об образовании» к его второму чтению, намеченному на осень.

О важности обсуждавшейся сегодня клубом «ЕР» темы говорит то, что в его работе принял участие (впервые!) представитель КПРФ. Депутат Олег Смолин счел, что забота об инвалидах (к которым он относится сам, будучи слепым) важнее межпартийных различий.

Инклюзивное образование детей-инвалидов и детей с ограниченными возможностями (они, по сути, различаются только статусом) существует в Европе, США и Канаде уже около 30 лет, ему посвящены параграфы конвенций ООН и Совета Европы — однако в России оно пока есть только в виде эксперимента. И только в Москве такой порядок обучения установлен городским законом и с осени должен быть введен во всех школах.

«На самом деле инклюзия может охватывать широкие слои,— пояснил депутат Михаил Терентьев.— Например, детей-мигрантов или выдающихся по своим способностям учеников. Мы же пока намеренно ограничились лицами с ограничениями по здоровью». Кстати, Терентьев вообще полагает, что в Госдуме необходим отдельный комитет по делам инвалидов, который занимался бы законодательным обеспечением их быта в разных сферах.

Татьяна Волосовец, эксперт рабочей группы, указала на важное препятствие: в России давно существует немало специально-коррекционных школ, где обучаются такие дети, и их специалисты поневоле стали противниками инклюзивного образования. Они опасаются, что инклюзия поставит крест на существовании спецшкол и, соответственно, на их усилиях.

В Думе разработали определение инклюзии: «совместное обучение или воспитание в специально созданных условиях, совместные занятия и проведение досуга лиц с ограниченными возможностями и тех, у кого их нет». Цель инклюзивного обучения— «социальная адаптация, интеграция и реинтеграция, самообслуживание и подготовка к социальной, трудовой и семейной жизни».

По ее данным, в стране около 545 тыс. детей-инвалидов и от 1,6 до 2,5 млн детей с ограничениями по здоровью. Но даже из детей-инвалидов, которые записаны в списках Минздрава и получают пенсию, около 300 тыс. «учатся неизвестно где и как». По мнению Волосовец, для таких обучающихся инклюзивно детей может быть установлен специальный образовательный стандарт либо специальные требования в рамках установленных стандартов.

Эксперты рабочей группы считают, что дети с нарушениями все же не могут учиться совсем уж наравне с обычными детьми. Для них нужны специальные условия, дополнительные штаты педагогов и специалистов, устройства электронной поддержки, специальные учебники (например, со шрифтом Брайля) и пособия, субтитры. Причем условия будет определять школа. Все это, безусловно, потребует расходов из госбюджета, и, по мнению разработчиков, деньги должны поступать самим ученикам (их семьям, опекунам), а не школам. Это выступит некоей гарантией от того, что ученику не откажут в возможности посещать школу вместе со здоровыми детьми. «Инклюзия изменит социальные отношения,— уверена Волосовец.— Надо, чтобы никто не мог отказать ребенку в образовании, не мытьем, так катаньем!».

По мнению депутата Олега Смолина, введение инклюзивного образования изменит существующую модель школы. Она до сих пор старая, «советская»: «школа— фабрика знаний и личных качеств», в то время как в других странах G8 действует модель «школа— фабрика отношений». Он указал на главный недостаток коррекционных школ, в которых обучается большинство нездоровых детей: «выход в мир из нее— стресс», однако «качество образования в ней выше». По мнению депутата, коррекционные школы должны сохраняться, однако инклюзию надо внедрять все больше.

Депутат Наталья Карпович напомнила GZT.RU, что регионы сейчас активно расформировывают коррекционные школы. Она полагает, что этот процесс должен идти одновременно с увеличением числа инклюзивных школ.

 О московском опыте в этой сфере рассказал городской детский омбудсмен Евгений Бунимович. По его данным, «в Москве 190 учебных учреждений занимается инклюзией в той или иной степени». Однако, подчеркнул омбудсмен, «позарез нужен» федеральный закон— без него изменения идут с очень большим сопротивлением. Он считает, что в ФЗ должны быть прописаны все подробности, например, доставка больных детей в школу сопровождающим, а также и то, что у них бывают ухудшения и ремиссии, во время которых они могут сочетать инклюзивное и домашнее (дистантное) обучение.

Как решили эксперты и депутаты на заседании социально-консервативного клуба ЕР, группа должна доработать обсуждавшиеся вопросы до июля, чтобы в августе представить их на всероссийские педсоветы, а осенью вынести на второе чтение базового законопроекта «Об образовании».

Михаил Виноградов

http://www.gzt.rul


Добавить комментарий


Войти на сайт

Новые комментарии

  • Владимир 1 год назад
    Согласен с Вами и спасибо за шикарную статью!

    Подробнее...

Кто на сайте

Сейчас на сайте 134 гостя и нет пользователей