Учитель – опора режима

Последние региональные выборы в очередной раз принесли победу партии власти. Оппозиция говорит, что результаты голосования во многих ключевых регионах были сфальсифицированы. В свою очередь некоторые непосредственные участники избирательного процесса поражаются "идейности" фальсификаторов из числа членов избирательных комиссий, которые в России обычно состоят из учителей. Однако нет ничего удивительного в том, что некоторые школьные преподаватели во время выборов с удовольствием играют в опричников. Ведь они работают в одной из самых жестких и авторитарных систем в нашей стране, которую по-прежнему вернее всего называть "советской школой".

 Первый раз вопрос "учительских" фальсификаций начал активно обсуждаться зимой 2012 года, после начала массовых оппозиционных выступлений по поводу сомнительных по своей легитимности выборов в Государственную думу. Тогда в рамках этого движения одним из главных лозунгов был призыв к молодым выпускникам: убедите своих бывших преподавателей не участвовать в фальсификациях, ведь они же сами учили вас, что обманывать плохо. Однако широкого распространения это движение не получило.

 Затем достаточно широко обсуждался прецедент петербургской учительницы Татьяны Ивановой, отказавшейся, по ее собственному утверждению, фальсифицировать выборы. Затем за эти заявления ее еще и оштрафовали на 30 тыс. рублей. Общественность собирала ей деньги и вообще старалась оказать всяческую помощь. Тогда же появилась масса новых публикаций относительно роли учителей в "коррекции" результатов выборов.

 Наконец, перед началом нынешних выборов (региональных и муниципальных), прошедших в 76 субъектах Российской Федерации, ряд российских учителей обратились к коллегам, которые по совместительству работают в составе избирательных комиссий, с открытым письмом. "Мы хорошо знаем, что каждая попытка отстоять собственное мнение грозит административным давлением. Поэтому мы обещаем устроить широчайшую общественную кампанию солидарности с каждым учителем, которого попытаются принудить к фальсификациям на выборах!" — оптимистично отмечалось в обращении. "Вы не останетесь в одиночестве!", — уверяли "учителей-диссидентов" авторы письма, обещая, в случае любых попыток давления, помощь профсоюза "Учитель" или многочисленных объединений независимых гражданских наблюдателей за выборами: "Голос", "Гражданин Наблюдатель" и т.п.

 Таким образом и весной, и даже осенью те, кто призывал учителей отказаться участвовать в фальсификациях, полагали, что на школьных преподавателей давят, и от того они соглашаются идти против собственной совести. Им почему-то и в голову не пришло, что многие учителя участвуют в "коррекции" результатов выборов по собственной воле.

 Мало того, получают за это не только свои зарплаты членов избирательных комиссий, но еще и глубокое моральное удовлетворение.

 В российском обществе, в отличие от позднесоветского, почему-то совсем перестали говорить о необходимости проведения, наконец, нормальной школьной реформы. О том, что школа – самая консервативная структура в обществе, которая сдерживает его развитие, выпускает зачастую морально изуродованных подростков. Что выпускники наших школ порой не только не получают полезных научных знаний, но еще и приобретают прививку тоталитарного мышлений или попросту тупости.

 Коротко говоря, советская, а теперь и российская школа отучает учеников самостоятельно мыслить. А у тех, кто сопротивляется — надолго отбивает охоту "спорить со старшими".

 "Яйца курицу не учат", "вам еще рано думать самим, читайте учебник" — вот лозунги среднестатистического российского учителя, столь же им любимые, как вопрос, не забыл ли ученик дома голову.

 Нетолерантность, уверенность в собственной непогрешимости и безапелляционная резкость в суждениях – вот что сразу отличает российского учителя. Его можно узнать не столько по внешнему виду, сколько именно по этим чертам. Даже на улице, буквально по одной — двум фразам. Это, конечно, не отменяет тот факт, что в современной российской школьной системе есть большое число подвижников, иногда даже целые школы, где пытаются общаться с учеником как с человеком, а не как с бараном, прививать ему любовь к получению знаний, а не к "хорошим отметкам". Попросту говоря, людей, которые пытаются помочь ему стать самостоятельным, ответственным человеком, а не безголосым скотом, который на те же выборы пойдет вместе со своим стадом и предсказуемо проголосует за вожака.

 Но таких учителей и школ абсолютное меньшинство даже в больших, так называемых "интеллигентных" городах. А во многих местах, где особенно сильно консервативное тоталитарное мышление, таких учителей окажется несколько человек на весь регион, который может быть равен по размерам средней европейской стране. Им трудно противостоять общей тенденции, особенно когда органы госвласти и образовательная государственная администрация явно не на их стороне.

 А она, разумеется, поддерживает потенциальных фальсификаторов. Если человек 20-30-40 лет вбивал ученикам в головы, что они не имеют право самостоятельно думать, а просто должны выучить учебник "от сих до сих", то он полагает, что и политический выбор он сделает более верный, чем бывшие школяры.

 "Ах, им Путин не нравится?", — возмущается такая вот заместитель директора по воспитательной работе, на которую "повесили" руководство избирательной комиссией. "Пришли, понимаешь, какие-то бывшие мои ученицы, и жизни меня учат, наблюдателями расселись, работать мешают", — думает она. И в момент, когда, страшно подумать, сам глава администрации города попросил ее немножко перерисовать бюллетень с итогами голосования, эти наглые девчонки начинают ей мешать. "Вон из класса!", — хочет крикнуть на них завучиха, как часто она делала во время своей многолетней педагогической карьеры. Но вместо этого интеллигентно зовет милиционера (возможно, еще одного ее бывшего ученика) и тот спокойно выставляет за дверь наблюдателя, помешавшего работе избирательной комиссии.

И это еще не самый худший вариант. Бывают и идейные, которые на уроках истории особенно упирают на прогрессивность Ивана Грозного, а на выборах готовы бороться за "дорогого Владимира Владимировича" против всяких там "агентов Госдепа", "наймитов Запада" и так далее. Эти милиционеров не зовут – они сами готовы наброситься в любой момент с кулаками на потенциального оппозиционера.

Правда, таких все же не большинство. Основная масса учителей просто по привычке не задумывается и работает "по учебнику" и во время выборов. Как сказало начальство – так и сделаем. Ведь это самая консервативная, а то и просто тоталитарная часть общества. Ее изменить невозможно. Можно только оскорбить в лучших чувствах, что, кстати, власть зачем-то и сделала.

Теперь, когда принят закон о проведении единого дня голосования во второе воскресение сентября, а избиркомы формируются сразу на пять лет, учителя, угодившие в избирательные комиссии, лишатся большей части своего августовского отпуска. Конечно, выборы каждый год в одном и том же регионе не проходят. Но ведь есть региональные выборы в местное заксобрание, выборы губернатора, довыборы депутатов, выборы в муниципальные собрания, выборы мэров. Так что, как минимум раз в два года учителям, больше всего остального ценящим свой педагогический удлиненный отпуск, придется выходить на работу еще в августе, чтобы готовить проведение выборов. Такой "подарок" от власти педагогов-выборщиков наверняка возмутит. Ведь обманывать они привыкли сами.

Иван Преображенский

 Перейти на страницу автора


Войти на сайт

Кто на сайте

Сейчас на сайте 223 гостя и нет пользователей